Эмоция противопоставляет себя голосу разума, как будто разные голоса в голове. Какой голос слушать?

%Username%:
Просветите! Хочу спросить про эмоции, про внутренние ощущения и переживания. Я так сейчас про них думаю: что это что–то вроде регуляторов поведения. Кто их регулирует?
Природная состовляющая. Если по ее мнению твое поведение правильное с точки зрения адаптативности, то — хороший песик — на тебе сахарок. Если нет — то на тебе неприятные эмоции. И пока не исправишь ситуацию — будешь страдать. Примеры переживаний: Страх, беспокойство, печаль, безысходность, ревность, ощущуение что просрал жизнь, переживание одиночества и тд.

В связи с этим у меня вот какие вопросы:

1) Нужно ли слушать эмоции, этот кнут, и исправлять поведение? Всегда ли права эта природная состовляющая?

2) Если да, то: иногда эмоция противоставляет себя голосу разума, а иногда (и это вообще неприятно) разные эмоции параллельно хотят противоположных вещей. Как будто разные голоса в голове. Кого тогда слушать?

3) Если все–таки слушать кнут. То есть понять, что это просто индикатор того, что есть проблема и ее надо исправить. Такая красная лампочка, котрая постоянно мигает и бьет током, пока ситуация не будет испрвлена. Иногда на исправление ситуации нужны недели, месяцы, годы.

Поэтому такой вопрос:
как работать с неприятными переживаниями?

a) тупо их переживать до конца?
b) деактуализировать, избавлять их от эмоционального заряда, от боли?
Eсли да, то какие сейчас есть работающие методы деактуализации переживаний? Рационализация не в счет, она не работает.

Как современная психология отвечает на эти 3 вопроса? Спасибо!

 

Ответ Alyaeva:

Я не знаю, как современная психология отвечает на эти вопросы,  но мнение у меня на этот счет есть и тему эту я очень люблю, потому что она — основная в моей профессиональной деятельности.

Организм — целостная взаимосвязанная система, где функция одного органа или системы влияет на деятельность другого органа или системы.

Самый элементарный психосоматический пример (эта тема нынче в моде) — если человек часто подвергается стрессам и подавляет свои эмоции, то это сопровождается повышением артериального давления.
Если подавление чувств становится паттерном (происходит на автомате и неосознаваемо), то сердце вынуждено набирать мышечную массу, что бы при суженных сосудах прокачивать кровь с большими усилиями, дабы весь организм своевременно получал необходимые для жизнедеятельности вещества.

Первыми от такой перемены страдают глаза, ибо первое куда поступает кровь — головной мозг, начинается подстройка к изменениям, которая может сопровождаться потерей зрения, затем начинают возмущаться почки, которые не успевают фильтровать кровь, тогда сердце начинает еще сильнее проталкивать кровь, увеличиваясь, что бы таки донести вещества к органам и начинается сбой по все фронтам.

На мой взгляд, нельзя сказать, что в организме есть что–то лишнее. Все, включая разум, чувства, тело — часть единой системы под называнием «организм» и каждая система выполняет свою функцию.

Как только начинается перенагрузка одной системы (например, опора только на рациональную составляющую и игнорирование чувств), то это неизбежно влечет изменения всего организма, и, как правило, не самые приятные.

Чувства нам даны как компас, указывающий на потребности организма.

Все чувства распознаются через телесные ощущения. Происходит некоторое телесное возбуждение, которое в идеале распознается, ассимилируется и воплощается в действие, направленное на удовлетворение потребности.

Если я чувствую голод, я распознаю возбуждение в теле, выражающееся через телесные ощущения, которые я интерпретирую. При чем делаю это в идеале очень тонко — я отличаю в зависимости от силы возбуждения и его места, чего именно я хочу — пить или есть, например.

Так я через чувства поддерживаю все остальные функции организма в рабочем состоянии.

Если я чувствую возбуждение в области груди, давящее сильно, сжимающее, заставляющее сердце биться сильнее, дышать чаще и позволяю осознанно этому возбуждению быть, то я могу встретиться с печалью и проживать ее через слезы и рыдания.
В свою очередь, позволяя проживать это чувство без прерываний, я смогу узнать о своей потребности.

Например, я встречусь с осознанием того, что я потеряла то, что для меня представляет большую ценность. Тогда, ассимилируя (присваивая себе) это чувство и подключая свой разум, я могу присвоить себе свою ценность, познать себя, то на что я в действительности ориентирована своей личностью, своей сутью.

Осознавая свои ценности я могу выстраивать свою жизнь в соответствии со своими истинными желаниями, не впадать в депрессивные состояния, выбирать осознанно как я хочу поступать, чего выбирать.

Если проживание чувства на каком–то этапе блокируется, то это возбуждение копится и выливается во что–то еще, затем снова копится (потребность–то так и не удовлетворена), и снова выражается.

Прерывание чувств может происходить на разных этапах. Начиная от того, что человек может не распознавать свое возбуждение («кажется, я чувствую что–то, но не знаю что»), заканчивая какими–либо убеждениями или восприятием ситуации: «Если я плачу — значит я слаб. Мужчина не должен быть слабым, это неправильно/меня отвергнут/пристыдят/… …»

Если целостность системы по каким–то причинам в этом месте разрушена, то возбуждение может воплощаться в действие минуя осознание.
Это выражается в том, что человек уже делает что–то, но только в процессе действия осознает что же он делает, не всегда понимая зачем. Как правило, сожалея позже об этом, и недоумевая как такое могло произойти.
Наиболее яркое проявление того, о чем я сейчас говорю — состояние аффекта. Реакции человека сильнее и ярче, чем его способность осознавать, контролировать себя, чувства как бы захлестывают и несут, а сознание либо вообще выключено (человек не помнит что было) либо просто фиксирует происходящее без контроля.

Так произошло потому, что возбуждение, эмоция, не успела стать чувством по каким–либо причинам (например, человек не нашел адекватного для себя и окружающих способа прожить возбуждение и выразить себя (а может навыка такого вообще не сформировалось в силу того опыта, в котором он формировался), потому подавлял свое возбуждение, копил и взровался).

Чувства — это остановленное действие. Остановленное для того, что бы сознанием услышать свою потребность и рациональной частью придумать безопасный для себя и окружающих способ удовлетворения этой потребности.

Если я злюсь, мое тело наполняется адреналином, норадреналином, мышцы находятся в состоянии готовности к физической активности, и если я не останавливаю это свое возбуждение, то я прямо с ходу могу надавать в бубен гаишнику за то, что он мне выписывает штраф.
Для того, что бы ближайшие годы не страдать от последствий своего возбуждения, я его удерживаю своими рациональными соображениями о том, на сколько это удачный способ выражения злости по отношению к гаишнику. И в результате нахожу творческий выход — например, с гаишником остаюсь нейтрально сдержанной, а со своим другом делюсь своими впечатлениями и переживаниями от этого контакта.

А потом слушаю себя «чего это я злилась?» и могу найти ответ «а просто вот мне было так жаль расставаться с деньгами и я так не ожидала, что меня поймают, что испугалась вообще–то».
А потом ассимилирую опыт «в следующий раз буду более внимательной/на этом перекрестке нарушать не буду/вообще нарушать не буду/… …».

Собственно, в данном случае моя злость указывает мне на то, что я испытывала потребность защититься. Однако, «разжевав» ситуацию хорошенечко, я эту ситуацию превратила в опыт, который поможет мне в будущем сохранять себя/быть более эффективной/быть более защищенной.

Если я испытываю сильную боль после потери отношений, позволяя себе проживать эту боль, я получаю доступ к своей самой сути, к тому из чего я состою, что для меня действительно важно. Я могу обнаружить, что то, что мне казалось фигней, представляет на самом деле большую ценность для меня. И встретиться с этим, я могу лишь позволяя себе проживать свою боль, которая, будучи прожитой до конца превратится в опыт, на который я в будущем смогу опираться, выстраивая новые отношения. При чем, благодаря этому опыту, выстраивая их по–новому, с учетом встроенного и пережитого, переваренного опыта, до конца отгореванного.

Если по каким–либо причинам у меня не хватило ресурсов прожить этот опыт, то, скорее всего, я начну ходить по кругу — одна и та же ситуация может у меня повторяться из раза в раз, из отношений в отношения, ибо я все же буду стремиться к целостности, ища возможности допрожить, присвоить себе важный для себя опыт, реализовать свою потребность на благо целостности своего организма. Всем своим существом, сознательно или бессознательно я буду себя толкать к тому, что мне действительно важно. И если по каким–то причинам я себя не слышу, то я могу себя обращать к своим потребностям депрессиями, повторением сценариев, ощущением того, что что–то внутри меня не то, не так, чего–то не хватает, где–то болит, где–то подозрительно пусто.

Вот так легко и красиво звучит это в теории.

Что касается вопросов в шапке поста — в тех формулировках, в которых они заданы, у меня нет на них однозначного ответа. Ибо рецептов единых для всех на предмет какую из конфликтующих частей слушать, какая составляющая организма права, и как со всем этим работать у меня нет.
Общая схема «внутреличностный конфликт» растет из многолетнего и индивидуального (ключевое слово) опыта каждого человека.
И то, что сейчас может составлять конфликт, когда–то было творческим приспособлением, наилучшим выходом в когда–то сложившейся ситуации, и со временем перешло на автомат и потеряло гибкость, когда человек не успевает осознать как и что у него происходит внутри, а значит и не имеет возможности сознательно выбирать способ, который наиболее удачно подходит конкретно ему, в его конкретной и уникальной жизненной ситуации.

Добавить комментарий

WP-SpamFree by Pole Position Marketing

Последние новости

Мои блоги

Познакомиться со мной ближе можно через мои блоги:

Связаться со мной

Принимаю очно в Вильнюсе, а также работаю по скайпу.
Здесь контактная информация.